June 7th, 2021

Н.В. Гоголь. Полное собрание сочинений и писем в семнадцати томах. Том XVII

Н.В. Гоголь. Полное собрание сочинений и писем в семнадцати томах. Том XVII. Песни, собранные Гоголем. Избранные стихотворения разных авторов. Выписки из журнальных статей - Москва-Киев: Издательство Московской Патриархии, 2010 - 933 с., портр.





Collapse )

Сергей Залыгин. Собрание сочинений в шести томах. Том третий

Сергей Залыгин. Собрание сочинений в шести томах. Том третий. Южно-Американский вариант. Роман. Комиссия. Роман - М.: Художественная литература, 1990 - 647 с. 100000 экз.





Collapse )

Михаил Алексеев. Собрание сочинений в восьми томах. Том шестой

Михаил Алексеев. Собрание сочинений в восьми томах. Том шестой. Карюха. Повесть. Драчуны. Роман - М.: Молодая гвардия, 1989 - 382 с. 100000 экз.





Collapse )

Василий Головачев. Избранные произведения. Том 2

Василий Головачев. Избранные произведения. Том 2. Реквием машине времени. Черный человек. Книга первая. Фантастические романы - Нижний Новгород: ФЛОКС, 1992 - 540 с. (Золотая полка фантастики) 100000 экз.





Collapse )

Из парижского архива И.С. Тургенева

Из парижского архива И.С. Тургенева. Книга вторая. Из неизданной переписки – М.: Наука, 1964 – 505 с., илл. (Литературное наследство. Т. 73) 6000 экз. (со)





Collapse )

Встреча с эмиграцией. ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ

https://www.rp-net.ru/store/element.php?IBLOCK_ID=30&SECTION_ID=301&ELEMENT_ID=2859&sphrase_id=206048

ВСТРЕЧА С ЭМИГРАЦИЕЙ

Ваше письмо для меня было большой радостью: произошла духовная встреча, кот<орая> меня убедила, что есть все же области, где время не властно и где общий язык находится сразу, как будто между нами и не легли эти страшные десятилетия.
... Мы здесь все эти годы изгнания живем в теснейшем общении со всем, что делалось в культурной жизни России, и не теряли ни на минуту связи с нашим культурным прошлым.
А.Л. Бем. Из писем Иванову-Разумнику

Наше разногласие было частью обнаружившегося в те годы общего разногласия между «старой» уже эмиграцией, сразу покинувшей Россию, и нашей группой писателей и мыслителей, присоединившейся к эмиграции только в 1922 г., после нашей высылки из России.
С.Л. Франк. Из книги «Биография П.Б. Струве»


Цитаты из писем А.Л. Бема можно рассматривать как выражение отношения определенных интеллектуальных кругов эмиграции — не отрывавшихся от жизни — к России и русской культуре. Неприятие советской системы и отказ отождествлять Советский Союз с Россией сочетались с верой в то, что Россия жива, с верой в ее освобождение и возрождение. Боль за русский народ и вера в то, что он жив, принимала в эмиграции разные формы, что отражалось и на отношении к русской советской литературе. Встреча Иванова-Разумника с писателями-эмигрантами — это раннее предвестие того, что произойдет в послесталинскую эпоху, то есть размытия границ между русской эмигрантской и русской советской литературой — процесс, ускорявшийся с годами. Эта встреча — первая и символическая брешь в той почти непроницаемой стене, которой окружил Россию коммунизм. В период перестройки имя Иванова-Разумника начало возвращаться из забвения, и его наследие снова начинает занимать должное место.
С.Л. Франк, говоря о своем временном и частичном расхождении с П.Б. Струве, с кем его связывала долгая и крепкая дружба, дает очень точное определение одного постоянно присутствовавшего источника разногласий в эмиграции: различие в понимании революции, а затем и советской России, в зависимости от времени, прожитого на родине после 1917 г. Каждый уносил с собой ту Россию, которую он оставил. Это наблюдение объясняет многое во взаимном непонимании «старых» и «новых» эмигрантов, то есть тех, кто ранее или позднее покинул Россию. Чем дольше русские люди жили по разные стороны границы, тем труднее становилось им передать друг другу свой опыт. В 1942 г. Иванов-Разумник заочно «встречается» с писателями-эмигрантами после 25 лет жизни в СССР.
До революции Иванов-Разумник был известен как историк русской общественной мысли и влиятельный литературный критик. Его первая книга «История русской общественной мысли: Индивидуализм и мещанство в русской литературе и жизни XIX века» вышла в 1907 г. и до революции выдержала пять изданий. Эта книга вызвала широкий отклик и сразу определила репутацию автора как серьезного мыслителя и критика. <...>
В годы перед Первой мировой войной имя Иванова-Разумника было тесно связано с журналом эсеровского направления «Заветы», выходившим в 1912–1914 гг. в Петербурге. С «Заветами» были связаны и его корреспонденты (Постниковы и Ремизов), и многие из упоминаемых в письмах писателей (Замятин, Пришвин, Клюев, Балтрушайтис) и эсеровских деятелей (В.М. Чернов, О.Е. Колбасина-Чернова, С.Д. Мстиславский и др.). Для участников журнала период «Заветов» — это открытие молодых писателей, совместная работа, дружба и расхождения.
Во время Первой мировой войны Иванов-Разумник был непоколебимым пораженцем. К началу революции он стал фактическим главой вдохновлявшейся его идеями группы «Скифы», выпустившей в 1917 и начале 1918 г. два сборника под этим названием. Следующим и последним взлетом деятельности «вечного скифа» в послереволюционные годы была организация и активное участие в работе Вольной философской ассоциации (Вольфилы), существовавшей в Петрограде в 1919–1924 гг.
Иванов-Разумник, друг Белого и Блока, после неоднократных арестов, тюремного заключения, ссылки и запрещения жить в Царском Селе (с 1918 г. — Детское Село, с 1937 г. — город Пушкин), в июне 1941 г., а также в момент оккупации города немецкими войсками находился именно там. В феврале 1942 г. Ивановы, Разумник Васильевич и Варвара Николаевна, были вывезены немцами в город Кониц в Западной Пруссии и помещены в лагерь для Volksdeutsche, значительную часть которых составляли немецкие колонисты из оккупированных областей, расселение которых предполагалось в восточных областях, в частности в Польше. Когда Иванову-Разумнику попалась на глаза выходившая в Берлине газета «Новое слово», в объявлениях о лекциях в Праге он нашел адреса, по которым сделал попытку связаться с научными и литературными кругами в эмиграции, а также дал объявление в газете со своим адресом. Ответом на это были публикуемые здесь письма.
Эпистолярная встреча Иванова-Разумника с русскими писателями в эмиграции не имела прецедентов. При всем внимании и интересе писателей-эмигрантов к России и к русской советской литературе, все встречи довоенного периода были ограничены цензурой и оглядкой на НКВД, что обычно вело к анонимным публикациям материалов, попадавших на Запад (см., например, «Письма оттуда», подписанные «Х» и публиковавшиеся в «Современных записках»). Писатели же, выезжавшие за границу в командировки или по личным делам (на лечение), в силу обстоятельств вынуждены были быть крайне осторожными в своих высказываниях, вне зависимости от того, собирались ли они возвращаться в СССР, так как у всех там оставались заложники, то есть близкие родственники, которые оказывались под угрозой репрессий. <...>
Иванов-Разумник — единственный из его поколения известный писатель такого уровня и авторитета, проживший послереволюционные годы в СССР, оказавшийся за границей во время войны и наладивший связь с русскими писателями в эмиграции. Словам Иванова-Разумника нельзя было не верить. <...>
Среди корреспондентов Иванова-Разумника были люди его поколения, в том числе старые партийные и литературные друзья и единомышленники, а также более молодые, лично не знакомые и только знавшие его имя. Характерно, что все откликнувшиеся писатели встретили известие о появлении Иванова-Разумника вне границ СССР с радостью и интересом, все, в той или иной мере, были озабочены его судьбой и устройством. Хотя для всех, исключая архимандрита Иоанна Шаховского, эта встреча была только эпистолярной, можно утверждать, что переписка была взаимно обогащающей. <...>
Письма писателей Иванову-Разумнику — свидетельство того, как обе стороны пытались наверстать упущенное за прошедшие двадцать лет: эмигрантские писатели — узнать о судьбе писателей в России, а Иванов-Разумник — познакомиться с ранее недоступной ему эмигрантской литературой, а также с историей и обстоятельствами эмигрантской жизни. Отказываясь судить об этой литературе, Иванов-Разумник не сомневается в том, что русская литература по обе стороны границы — едина: «О русской “европейской” литературе не говорю, ибо еще слишком мало ее знаю: надо еще много прочитать, чтобы иметь право сравнить эти два русла единой русской литературы, отделенных друг от друга китайской стеной вот уже четверть века».
В письмах старых друзей и сотрудников, таких, как Ремизовы и Постниковы, помимо радости избавления от опасности и заботы о друге в тяжелых обстоятельствах, очевидны воспоминания периода совместной работы и старой дружбы; с более молодыми, как Нина Берберова и архимандрит Иоанн, или лично не знакомыми до эмиграции, как Зайцев и Бем, переписка завязывает новые отношения. Творческие личности менялись и в советской России и за границей, хотя было немало тех, кто остался на своих позициях 1917 г. Хотя принципиальная непримиримость Иванова-Разумника с тотальным контролем над свободным словом и свободной мыслью в СССР перекликается с непримиримым отношением к большевикам Мережковских, трудно представить себе сближение старых антагонистов. И, тем не менее, «plusquamperfectum» Иванова-Разумника, отнесение к «давнопрошедшему» первых десятилетий века, подчеркивает иные обстоятельства военных лет и непреходящее значение послереволюционного опыта.

Collapse )

А.Д. Михайлов. От Франсуа Вийона до Марселя Пруста

А.Д. Михайлов. От Франсуа Вийона до Марселя Пруста. Страницы истории французской литературы Нового времени (XVI-XIX века). Том I – М.: Языки славянских культур, 2009 – 468 с. (Studia philologica) 800 экз.





Collapse )

Сергей Снегов. Сочинения в трех томах. Том третий

Сергей Снегов. Сочинения в трех томах. Том третий. Хрононавигаторы. Роман. Прыжок над бездной. Повесть. Посол без верительных грамот. Повесть. Тридцать два обличья профессора Крена. Памфлет-фантазия. Дороги, которые нас выбирают. Памфлет-фантазия - СПб.: ТЕРРА-Азбука, 1996 - 553 с. (Большая библиотека приключений и научной фантастики)





Collapse )

Подвиг. Библиотека приключений. Том 5

Подвиг. Библиотека приключений. Том 5. И. Акимов. В. Карпеко. Н. Леонов. Г. Голубев - М.: Молодая гвардия, 1968 - 398 с. (Приложение к журналу "Сельская молодежь") 330000 экз.





Collapse )

Филип Фармер. Восстаньте из праха. Сказочный корабль

Филип Фармер. Восстаньте из праха. Сказочный корабль - М.: АСТ; СПб.: Северо-Запад Пресс, 2001 - 619 с. (Золотая библиотека фантастики) 15000 экз.





Collapse )

9 июня #литературные_юбилеи

*



Юрий Брезан (Jurij Brězan) [9 июня 1916 — 12 марта 2006] — немецкий писатель. (89)
105 лет со дня рождения



Александр Кулешов (Александр Петрович Нолле) [9 июня 1921 — 29 мая 1990] — русский писатель. (68)
100 лет со дня рождения



Джеймс Келман (James Kelman) [9 июня 1946] — английский писатель. (75)
75 лет со дня рождения



Патрисия Корнуэлл (Patricia Cornwell) [9 июня 1956] — американская писательница. (65)
65 лет со дня рождения



Разумник Васильевич Иванов-Разумник [13(25) декабря 1878 — 9 июня 1946] — русский литературовед. (67)
75 лет со дня смерти



Николай Иванович Павленко [15 февраля 1916 — 9 июня 2016] — русский историк. (100)
5 лет со дня смерти

Ростислав Феодосьевич Самбук [28 сентября 1923 — 9 июня 1996] — украинский писатель. (72)
25 лет со дня смерти

Павел Андреевич Мисько [14 марта 1931 — 9 июня 2011] — белорусский писатель. (80)
10 лет со дня смерти